IYAKT Faces – Интервью с выпускницей кафедры Н. Образцовой

Интервью с выпускницей кафедры Натальей Образцовой

НИТУ МИСиС – Ваша алма-матер. Как обучение там помогло Вам основать “SchoolRate”?

Обучение в ВУЗе далеко не всегда имеет обозримый прикладной компонент. Это все-таки высшее образование, которое тренирует мозг обрабатывать большие объемы данных, структурировать, приоретизировать. Именно это в последствии я стала делать в проекте SchoolRate, где мы придумали, разработали и внедрили умную систему обработки отраслевых данных и подачу её пользователю (потенциальному учащемуся языковых курсов) в удобном виде.

Кроме того, я глубоко благодарна преподавателям по методике, практике речи и особенно фонетике (Марии Степановне Алехиной – она была зав. кафедрой, Щавелевой Екатерине Николаевне, Ковпак Надежде Анатольевне – просто сумасшедшей огранки алмаз в плане и профессионализма постановки фонетики и вообще эталон образа преподавателя). Благодаря полученной базе я могу, надеюсь, достаточно компетентно вести диалог с представителями рынка, многие из которых являются очень опытными методистами и бизнесменами.

Я бы также отметила, что мой язык и структурное мышление, развитое до нужного уровня в МИСиС, позволили мне проработать 4 года в крупной коммерческой компании, связанной с оптовой торговлей автомобильной продукцией. Именно благодаря хорошему языку меня быстро интегрировали в международную коммуникацию, и я объездила большую часть Европы в связи с деятельностью работодателя. Очень благодарна за это время.

6 ноября Вы присутствовали на юбилее направления «Лингвистика» МИСиС. Как изменился ВУЗ, с тех пор как Вы выпустились?

Когда я училась в МИСиС, ВУЗ активно отстраивали, видоизменяли, также происходила какая-то внутренняя эволюция. Как сейчас устроена жизнь МИСиС я не знаю, но по внешним признакам – ВУЗ постарались превратить в современное образовательное пространство, но без излишеств. Мне всегда нравился наш 10 этаж с его шикарным видом на Парк Культуры, но стены были старенькими и родными. Сейчас, наверное, ощущение, что ты в сердце страны на передовом уровне образовательной системы. Должно мотивировать!

Будучи гуманитарием, испытывали ли Вы трудности в работе с технической командой? Что бы вы могли посоветовать в такой ситуации?

Это стереотип. Я глубоко убеждена, что аналитические языки по своей грамматической структуре (а именно таким является английский) – это великолепная база для любой технической и аналитической работы. При искреннем желании что-то освоить, я, в принципе, могу всё.

Повторюсь, что высшее образование, тем более в сфере лингвистики и иностранных языков в принципе, – это невероятная тренировка памяти, принудительная обработка большого количества информации, проведения параллелей, обобщений, определение приоритетов – это гибкость и живость мышления. Это значит, что недоступного нет. Просто на освоение нового всегда нужно время.

Коммуникация – вообще главный ключ к быстрому изучению чего угодно. Если вы умеете слушать, задавать правильные вопросы, четко формулировать свои гипотезы (а это именно про язык, а не про математику), то вы сможете выудить из головы технаря всё самое важное и необходимое для выполнения насущных задач. Вот укороченный список того, что я освоила за последние 10 лет:

– кузовной ремонт автомобилей (теория и практика),

– внедрение, настройка и работа в различных CRM-системах,

SEO-оптимизация сайтов,

– таргетинговая инернет -реклама,

– подходы к управлению командой и проектами. Мой любимый инструмент – KanBan.

И многое другое, но более поверхностно.

Наверное, далеко не всё из этого относится к чисто гуманитарным дисциплинам.

Мой основной совет для «гуманитариев» – не бойтесь задавать вопросы, детализировать крупное до уровня дисперсности информации, удобной именно для вас. Иногда опытные специалисты просто не чувствуют, где сложно, а где очевидно. Но это не значит, что вопросы будут глупыми или вы сойдете за недалекого человека. Грамотное выяснение деталей – важный этап любого ТЗ или предпроектного этапа, который позволяет избежать критичных ошибок в процессе реализации.

Руководить компанией – дело непростое. Какие управленческие навыки Вам надо было освоить, чтобы стать успешным руководителем?

Я не готова называть себя «успешным» руководителем. Но благодарна за доверие и преданность людей. Ключевые сотрудники нашей компании работают с нами уже около 10 лет. Это правда круто. Помогло, как ни смешно, учительское нутро. Обучаясь на лингвистике, готовясь работать преподавателем, мы на клеточном уровне впитали важность корректной постановки ПОСИЛЬНЫХ задач, а также последующий своевременный контроль результатов.

Собственно, это и есть руководство. Так что я считаю, что вообще любая системная и активная учительница может составить конкуренцию руководителям высшего звена 😉 у нас всё записано, мы не забудем спросить.

Также, в преподавательской деятельности важно постоянно получать обратную связь от учащихся на предмет вовлеченности в процесс. В команде также, но материи чуть тоньше. Постоянно нужно прислушиваться к текущим мотивациям коллег, чтобы вовремя предлагать новые стимулирующие бонусы. Ведь это не всегда деньги.

В связи с последними событиями, онлайн образование получает гораздо больше внимания. Насколько, по Вашему мнению, оно эффективней традиционного?

Я сторонник традиционного оффлайн подхода. Я уже старенькая для онлайн. Но это не помешало нам запустить новые рейтинги онлайн курсов, образовательных приложений и площадок по языковому обмену. Мне кажется, истина всегда где-то «между». Живое обучение проглатывает учащегося на занятии, если оно ведется харизматичным профессионалом. Однако и в онлайне есть объективно много плюсов помимо сомнительного бонуса «заниматься из дома». Мы в SchoolRate видим много достойных образовательных платформ, которые появляются на рынке. Когда талантливый программист (Product Manager) объединяется с талантливым методистом, это может и вправду изменить реальность. Способы контроля, визуализации контента и результатов, видеозапись учащихся и многое другое – это всё довольно полезные функции, которые мы не всегда использовали в оффлайне. Теперь все это освоили, и процесс обучения приобрел прозрачность и хоть какую-то измеримость, хотя, честно говоря, измерять прогресс в обучении иностранным языкам, объективно, крайне сложно. Слишком сильно влияют индивидуальные черты персоналии, форма контроля и прочие факторы на показатели динамики. И потом, как измерить уверенность человека в себе, его внутренний комфорт в иностранной среде… Нет, онлайн однозначно интересен, но я не верю, что он способен вытеснить и заменить оффлайн. Мы люди, и нам нужно тепло других людей в непосредственной близости. Иначе смысл и мотивация рушатся быстро.

Считаете ли Вы, что онлайн образование затмит и в будущем полностью заменит традиционное?

Склонна прогнозировать, что традиционное образование модифицируется в элитное, дорогостоящее, потому что живое человеческое общение, время тренера, его 100% вовлеченность в учащегося оффлайн станут некой формой эксклюзива. К сожалению, это вряд ли будет доступно широким массам. Слишком велика будет себестоимость.

На контрасте, себестоимость и простота масштабирования онлайн продуктов не без потери гибкости и качества, безусловно, соблазнит большое количество образовательных организаций сделать ставку именно на онлайн формат. Но. Если подрастающее поколение, кто и будет основным потребителем, будет достаточно грамотным и требовательным в UX и в качестве материала, то представителям рынка предстоит нешуточная конкуренция и большие затраты на создание действительно достойных и долгоиграющих адаптивных образовательных продуктов.

Что Вы думаете о носителях языка как о преподавателях? Всегда ли это лучший способ учить язык?

Многие меня не поддержат, но я считаю, что менталитет русского человека совершенно не готов к европейскому подходу к образованию. То ли мы недостаточно осознанны, то ли уровень внутренней дисциплины в целом низкий, но большинству из нас хочется «попасть в жесткие руки», которые без лишней лирики поведут нас к результату, игнорируя наше нытье, ломая нашу лень. Носители английского языка, как правило, предпочитают не давить и не брать ответственность за дисциплину учащегося, отдавая приоритет комфорту общения. Результаты могут страдать в таком случае. Зато человек был хороший.

Второй пункт – английский принадлежит к совершенно другой языковой семье: грамматика, фонетика, лексика имеют совсем небольшое пересечение. Принципиально другая логика в построении предложений, в интонировании и т п. Носитель редко знает, что такое языковая интерференция. К примеру, пояснить доступно русскому человеку, зачем нужны вспомогательные глаголы в языке, носитель будет пытаться догматически, но услышать нашу боль он никогда не сможет. Если человек всю жизнь жил в горах, к примеру, ему странно будет увидеть кого-то, кто не умеет ездить верхом или пасти овец. Так и для носителя языка многие явления – полностью естественные. А для нас, если не «задрилить» это как следует, останутся белыми пятнами.

Носители, которые изучили русский, – это другая история. Вот с ними действительно интересно, но в любом случае, на высоких уровнях. Работать над базой я всегда рекомендую с грамотным русским преподом.

Как бы Вы охарактеризовали обучение языкам в РФ и выделяется ли чем-нибудь языковое обучение в МИСиС?

Мне очень повезло с некоторыми преподавателями в МИСиС. Вообще, зарубежные коллеги часто спрашивали меня при знакомстве, в какой стране я жила, что смогла так освоить английский. Ответ, что язык я выучила, не выезжая из России, кажется им лукавством.

Наша отечественная система методик просто великолепна. Проблема сегодня в том, что в экспресс-обществе люди ищут что-то «быстро и без усилий». В угоду этому преподаватели часто закрывают глаза на важные методические этапы проработки материала, искусственно ускоряют прохождение материала, профессионально выгоревшие или просто некомпетентные учителя же вообще «отживают» отведенное на занятии время кое-как через бездумное выполнение несвязанных между собой упражнений.

Классическая методика, наша, родная – лучшее, что есть в образовании. Если её умеют применять.

Говоря про РФ в целом, сегодня детям приходится несладко. Часов в школе на языки достаточно не всегда, объем информации для самостоятельной обработки растёт, родители вынуждены пользоваться услугами репетиторов.

Кроме того, есть большая трудность – уже к 1 классу дети приходят с очень разным уровнем владения, т.к. стало модно вкладывать иностранный язык в ребенка с раннего детства. Но это делают не все, кто-то больше, кто-то меньше. В результате учителю очень сложно выбрать общий комфортный темп. Последствия понятны.

Как изменится Ваша компания после карантина? Какие новые методы Вы возьмёте на вооружение?

Первое, что мы сделали, мы отказались от нежизненно важных затрат. В нашем случае это офис. Еще год назад благодаря нашему ключевому сотруднику (Анастасия Липинская), которая, к слову, тоже лингвист, мы внедрили и адаптировали под себя CRM систему. Сейчас ничего не мешает работать нам также, как и раньше. Контрольных точек и калибровки с командой стало больше. Созваниваемся 2 раза в день ежедневно.

Также запущен большой новый раздел SchoolRate/online, где мы выложили рейтинг игр и приложений, а также платформ по языковому обмену. Большую работу провели, но нам самим было очень интересно. Столько возможностей вокруг нас!

Рейтинг школ Вы формируете по формуле из 54 параметров. Какой из параметров – ключевой?

Для каждого человека важны свои параметры. Но у меня есть 3 любимых:

– количество человек в группе (если видим школу с большими группами, сразу понятно, что люди просто делают бизнес. Со всеми вытекающими.)

– Цена (мы умышленно собираем эти данные, но не добавляем балл за низкую стоимость. Хорошая работа должна стоить соответствующе.)

Cambridge Assessment English – этот параметр отражает количество учащихся от каждой школы, успешно сдавших внешний международный экзамен. Как преподавателю мне кажется это хорошим инструментом мотивации преподавателей – вкладывать в учащихся больше, а также это – элемент прозрачности школы. Если курсы не боятся показать, чему они научили своих подопечных, значит стараются люди.

Как Вы оцениваете качество обучения в языковых школах?

Если учащиеся перестанут искать дешевые курсы английского рядом с домом за 3 месяца, преподаватели с радостью будут давать хорошее глубокое обучение. До тех пор, пока потребитель гонится за чудесами, качество будет страдать его же руками. Также этот бизнес по своей структуре доходов и расходов имеет низкую доходность и высокую волатильность. Поэтому крупные школы вынуждены стабилизироваться за счет больших групп. В этом случае качество неизбежно снижается.

Какие основные этапы Вы прошли, чтобы стать тем, кем являетесь сейчас?

Отрицание, принятие… шутка. Я помню, что после института я пошла работать секретарем-переводчиком. Имея уже опыт работы преподавателем английского корпоративно, где со мной общались «на Вы» и приносили кофе, часть обязанностей меня, прямо скажу, коробила.

Одной из моих обязанностей было поддержание жизнеобеспечения офиса. К примеру, следить за наличием туалетной бумаги в сан узлах должна была тоже я. Первое время я задавалась вопросом, зачем я получала высшее образование, если теперь я вешаю туалетную бумагу… Но потом я сказала себе: деточка, если спустя какое-то время ты не получишь ни одного нарекания по этому вопросу, то ты пойдешь к руководству и скажешь, что ты заслуживаешь большего. Если ты будешь косячить даже на уровне «следить за наличием канц.товаров или печенья на кухне», значит и более ответственных дел доверять тебе нельзя.

С этой мыслью я доказывала себе потом свое право на каждую последующую амбицию. Делай то, что ты делаешь, максимально круто. Получается? Значит ты готова идти дальше и значит, ты имеешь право спрашивать с других за эту работу.

Вы – преподаватель в 4-м поколении. Когда Вы выбрали свою профессию?

Моя первая ученица появилась, когда я училась в художественной школе. Мне было лет 12-13. Наш учитель спросил, может ли кто-то помочь его дочери с домашним заданием по английскому. Я вызвалась. И тогда он сказал мне: «Похоже, это ваше и именно этим вы и займетесь.» Так и случилось. Ну а девочка потом занималась со мной регулярно.

В вашем понимании, «преподаватель – это призвание, а не ремесло». Вы вернулись в профессию по идейным соображениям. Что Вы можете пожелать сегодняшним выпускникам-лингвистам МИСиС?

Я не вернулась в профессию, к сожалению. Это очень творческая профессия. Должен быть воздух думать, сочинять, включаться в своих учащихся. Я сделала ресурс, который показывает рынок под разными углами. Но, честно говоря, работа преподавателя сейчас стоит очень мало в сравнении с тем, какой ресурс хороший учитель тратить из самых глубин своей личности, чтобы вести за собой людей, лепить их языковую (или иную) личность. Измерить же вовлеченность преподавателя в учащегося также очень сложно. Кто-тот вообще не включается. Мне кажется, чтобы в преподаватели вернулись лучшие из лучших, нам нужен какой-то ребрендинг со стороны государства, новая идеология важности этой фигуры в жизни человека, потенциал влияния и последствия пренебрежения своей ролью. А с другой стороны, нужно восстановить неоспоримость ответственности за вверенного учителю человека. Выпускникам МИСиС я хочу пожелать не думать о стоимости своего часа работы, когда вы работаете с живым человеком. Также призываю не прогибаться под спрос на суррогат в погоне за заработком. Ваш заработок вас найдет, если вы сделаете себе репутацию результативного, а не лояльного тренера.

 
Share this Post